Живу с осторожным оптимизмом

Share on facebook
Share on vk
Share on telegram
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on whatsapp
Как я лечила рак в США. История вторая

Райхан. Штат Орегон.

Мне было 65 лет, когда у меня началось кровотечение. Случилось это в начале июля 2017 года, и я пошла к врачу. Она сразу назначила биопсию. Прошло еще две недели и 29 числа мне сказали, что это онкология и что операция через четыре недели. Я расплакалась сначала, но быстро взяла себя в руки, и поблагодарила врача.
Моя дочь Ольга сразу успокоила меня, обнадежила, что лечение поможет, показала статистику. Вообще все то время, что я лечилась, все мои родные были рядом, не оставляли наедине с собой. Были в хорошем смысле навязчивыми.

У меня диагностировали агрессивную форму рака…

За три недели до операции я встретилась с доктором, она объяснила  весь порядок лечения, все детали и каждую процедуру, все до мельчайших деталей. Предупредила сразу, что форма рака агрессивная и существует 60% вероятности рецидива в первые два года.

А потом была операция по удалению матки и яичников. Также доктор во время операции срезала прослойку жира, прилегающего к пораженным органам, на случай, если рак поразил уже что-то вокруг.

По протоколу надо выждать восемь недель между операцией и химиотерапией, чтобы организм восстановился после операции. Но у меня все зажило быстрее, и через шесть с половиной недель мне начали делать “химию”. Еще было назначено радиооблучение, но его потом отменили за ненадобностью. “Химия” в моем случае была курсом из шести процедур, раз в три недели. Последняя была ровно год назад – в январе 2018 года.
Из-за полостной операции образовалась грыжа, которую вправили. То есть, за девять месяцев я прошла через три операции и шесть сеансов химиотерапии.

К тому времени я жила в Штатах только два года, поэтому было и с чем сравнивать, и чему удивляться.

Подписывайся на Vinograd.us!
Жми like и получай самые важные новости о США

На каждый прием с врачом вместе приходил переводчик, все были очень внимательны, неприятную информацию не скрывали, но подавали в мягкой форме с графиками и статистикой. После операций я находилась в госпитале несколько дней. Каждые полчаса ко мне подходила медсестра, снимала показатели приборов. Палата моя была на одного человека, плюс кровать для того, кто хочет остаться на ночь, родственника или друга. Во время химиотерапии, которая длилась от трех до четырех часов за сеанс, рядом со мной сидел переводчик, этого требует закон.  После операции домой прислали анкету – обзор (review) с просьбой рассказать и оценить качество обслуживания во время лечения.

Photo by Daan Stevens on Unsplash

Photo by Daan Stevens on Unsplash

Активная фаза лечения заняла около десяти месяцев, после чего были назначены КТ раз в три месяца и анализ крови на онкомаркеры раз в месяц на протяжение следующих двух лет. Также прием у гинеколога раз в три месяца, почечные пробы раз в три месяца, наблюдение у онколога и визиты к нему раз в три месяца. Прошел год. Я продолжаю наблюдаться.

Меня лечили бесплатно

Когда я заболела, у меня была страховка, но она не покрывала все. В госпитале после первой операции мне предложили заполнить анкету на предоставление бесплатной формы. Мол, если я подойду по социальным параметрам (возраст, доход), то меня будут лечить бесплатно. Я подошла. И действительно государство оплатило все, кроме первой операции по забору биопсии, которую на 80% оплатила моя страховка, и на 20% мы. В этом году мы не подавали заявление на бесплатное лечение – вдруг кому-то это нужнее, чем мне?

Страх остался. Но я мужественный человек, и я лечение переносила стойко, и цель себе сразу поставила – вылечиться. Фаза отчаяния была совсем короткой. Первый год после лечения уже прошел, я выполняю все рекомендации. И помню, что мне еще внуков выдать замуж/женить надо. В общем, живу, скажем, с осторожным оптимизмом.

Одна чашка кофе - стимул творить больше

Если вам понравилась статья Марины Соколовской, вы можете угостить ее чашкой кофе.

Читайте также

Злоба Дня

Коментарии facebook