Как открыть в США собственную пасеку

Share on facebook
Share on vk
Share on telegram
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on whatsapp

Меня зовут Игорь Пилипенко. Я и моя семья – американские пчеловоды.

В Америку мы приехали в мае 1998 года из Харькова.
Почему приехали? Это сложный вопрос… В стране была сложная экономическая ситуация, приходилось работать по полгода, не получая зарплату. В это время у нас появилась возможность подать документы на иммиграцию, и мы сделали это.

Сначала мы иммигрировали втроём: я, моя жена Лена и младшая дочь Маша. Старших детей – Славу и Настю – вызвали позже, как только появилась возможность это сделать. К этому времени они уже успели отучиться: Слава окончил университет, а Настя медицинское училище.

Нам очень повезло в нашей иммиграции, потому что к тому моменту, когда мы добрались до Америки, все родственники жены уже жили в Филадельфии. Встретили они нас, конечно, как полагается – сразу с самолёта мы попали за роскошный стол.

Родственники же помогли нам снять квартиру и первое время буквально опекали: возили куда надо, показывали и рассказывали что надо и что не надо. Учили самому элементарному, например, как пользоваться купонами в магазинах. Рассказали даже про “ночные универмаги” или “охоту”, за выставленной у домов ненужной мебелью и техникой.
А, когда мы сдали на водительские права, они нам с Аленой подарили нашу первую машину, прекрасный Ford Taurus.

В общем, благодаря родным, ассимиляция проходила в принципе легко. Хотя были сложности с английским. К моменту переезда, у нас был довольно-таки приличный словарный запас английских слов, но мы не понимали английскую речь при общении. Как потом я понял, это проблема многих.

Я, например, не слышал отдельных слов. При этом буквально через две недели после приезда уже работал на заправке и деваться было некуда – учился понимать на ходу. Учить именно английский было некогда, потому что мы с женой еще мы пошли заниматься в компьютерную школу, а я и подрабатывали везде, где можно.

От "Я стоял в очереди за Iphone для звезд" до зп $200,000 в QA

Вся правда о профессии тестировщика в США: сколько на самом деле можно зарабатывать и является ли она востребованной
ТОП

От "Я стоял в очереди за Iphone для звезд" до зп $200,000 в QA

Вся правда о профессии тестировщика в США: сколько на самом деле можно зарабатывать и является ли она востребованной

Примерно через год я устроился на постоянную работу в химическую компанию Inolex. Ведь до переезда в США я работал в Харьковском Государственном Университете (сейчас ХНУ им. Каразина) на кафедре Гидрогеологии и инженерной геологии в научно-исследовательской части. Дорос до старшего научного сотрудника, преподавал студентам старших курсов. Моей специализацией была гидрогеохимия, поэтому в Америке, чуть подтянув английский, я почти без проблем устроился в химическую компанию, в лабораторию контроля за качеством. И по сей день занимаюсь аналитической химией и все в той же лаборатории.

Через ещё через полгода Алёна нашла работу программиста, а ещё через полгода (то есть через два года с момента приезда), мы купили наш первый дом в Bucks county (в пригороде Филадельфии).

Учеба, работа навалились так, что мы не успевали удивляться новому месту. Но, помню, как меня поразили кинотеатры. Просто такого в Украине в тот момент не было.
Еще своим изобилием, разнообразием, необычностью блюд и тем фактом, что можно съесть сколько угодно удивили китайские буфеты.

Все началось с мечты

Пчеловодство для меня не было новым занятием. Я с детства помогал на пасеке своему дедушке. Да и сам вырос в селе, где отец работал главным зоотехником. В совхозе тоже была пасека, и я там помогал. Даже в Харькове на балконе и то у меня жили пчелы.

Меня всегда восхищала их организованность и трудолюбие, а еще универсальность, умение взаимодействовать и коллективный разум.
Нашей пасеке четыре года, а моей мечте куда больше… И вот вроде и опыт был, и знания, но все как-то не было времени, не доходили руки, не знал с чего начать, тем более в другой стране.

Помог случай.

Жена случайно увидела объявление в интернете о том, что Мэнни Перейра, фермер из Барнегата (Нью-Джерси) приглашает пчеловодов на свои поля. Мы поехали, поговорили. Мэнни оказался очень приятным человеком, а ферма симпатичной и ухоженной. Он показал нам несколько мест для возможного расположения ульев. Нам всё понравилось.
Мы вернулись домой и заказали пчёл, заказали оборудование (оказалось очень недешево, знать бы нам тогда, что это только самое начало).

Начинали мы с семи семей и в первый же год смогли попробовать свой мёд. Нам он очень понравился. К концу сезона у нас уже было семнадцать семей, которые располагались на трёх точках.
Первая зима у нас была хорошая, удачная – перезимовало четырнадцать семей, и мы получили первый товарный мед. Угостили всех друзей и родственников и немного мёда продали. Хотя продажа не являлась целью изначально, а стала, скорее, необходимостью, потому что мы получили больше, чем нужно было самим.

В следующую зиму у нас пошло уже около сорока семей, но перезимовало только семь…
Проблемы начались еще осенью. Произошел, так называемый, “осенний слёт” или “colony collapse disorder” – распад колоний. Это всемирное и глобальное явление, причины которого точно ещё никто не установил, думаю, они комплексные.

Проявляется он в том, что сильная семья, которая занимает целый корпус улья (это около 30 000 пчел) вдруг улетает. Мед, матка и пчелиный расплод остаются на месте, а сами пчелы исчезают без следа. Это выглядит, как самый настоящий суицид.
В 2006 году осенний collapse сократил количество пчелосемей в Америке на 60-80%. С тех пор он изучается учеными. Есть разные гипотезы его происхождения, но окончательно причины пока не установлены.

В общем, из-за этого в начале прошлого сезона нам пришлось покупать новые семьи. В конце прошлого сезона зимовку у нас прошло около шестьдесят семей – перезимовали 42.

Может показаться, что мы что-то делаем не так и потому и теряем пчелиные семьи.
На самом деле, как раз наоборот – мы все делаем правильно и максимально натурально. Например, мы не используем антибиотики (в отличие от промышленного пчеловодства, в котором пчел закармливают ими с самой ранней весны).
А еще на наших пасеках запрещены тяжелые акарициды, которые обычно используют для борьбы с клещом варроа.

Клещ варроа – это еще одна проблема всех пчеловодов мира, после упомянутого мной коллапса. Он поселяется в улье прямо на пчеле: пробивает её хитиновый покров и высасывает из неё гемолимфу, тем самым ослабляя пчелу и, со временем, уничтожая всю семью.
На нашей пасеке мы ведем борьбу с такими клещами ранней весной и поздней осенью, обрабатывая все щавелевой кислотой, или средством растительного происхождения. Делаем мы это тогда, когда в семьях нет пчелиного расплода. Очень эффективное средство.

Еще одна проблема в нашей отрасли связана с загрязнением окружающей среды: автомобильные выхлопы, а еще гербициды и пестициды, которые применяются на полях. Наши пасеки находятся на органических фермах, там, к счастью, такое удобрение не используется и за четыре года существования фермы, наши пчелы ни разу ничем не отравились.

За эти годы мы выяснили, что главный медосбор у нас длится несколько недель – с середины мая до начала июня. В это время цветет много разных медоносов и пчёлы «заготавливают» очень много меда. Дело в том, что в Нью-Джерси нет таких посевных культур-медоносов как в Украине – гречка, подсолнечник, рапс… Всё, что выращивают тут фермеры –  это кукуруза и соя, которые, к сожалению, медоносами не являются, хотя мы нашли тут и липы для наших пчел, и акации.
Но в целом расписание вот такое. Всё остальное время, в лучшем случае, пчёлы собирают немного мёда для своего развития и для поддержки своей жизнедеятельности.

В среднем на каждую перезимовавшую семью мы собираем около двадцати пяти килограммов меда.

Хотя пчеловодство это моя мечта и моё хобби, но его поддержала вся моя большая семья, и как-то сами собой обязанности распределились между всеми на абсолютно добровольной основе.
Я занимаюсь непосредственно пчеловодством, обычно мне помогает жена. Я работаю практически все выходные с февраля по ноябрь. В декабре и январе тоже много работы: надо строить новые улья, донья, крыши, делать рамки.
Когда необходимо, например, я в отпуске, приезжают на помощь дети.

Еще я трачу много времени на самообразование: просматриваю информацию, новости пчеловодства, изучаю различные методики, выбираю то, что приемлемо для нас, для нашего климата.

Жена помогает мне на пасеке, занимается оптовой торговлей, ведёт наши странички на Фейсбуке и в Инстаграм, она снимает видео и фотографирует наших пчел и весь наш процесс.
У неё есть еще одно хобби – она расписывает наши ульи в украинском фольклорном стиле, петриковской росписью.

Основные цвета  нашей пасеки – желто-синие. Наша младшая дочь Маша, профессиональный графический дизайнер-иллюстратор, придумала для нас логотип, эксклюзивный шрифт. Она же отвечает за наш фирменный стиль, сайт и онлайн-магазин, который тоже сама сделала.

Розничные продажи, маркетинг и рекламу и обслуживание клиентов взяли на себя сын Славик и его жена Ульяна, а также дочь Настя, её муж Лексо и сестра жены – Юля.
Они постоянно находят новые возможности для распространения нашего меда, например, на музыкальных фестивалях, занимаются отправкой меда почтой по всем штатам.
Родители жены тоже стараются чем-то помочь: то собирают рамки под соты, то шьют коврики для утепления ульев, а еще делают рекламу нашего меда.

В общем, у нас семейный подряд.

Не так давно нас пригласили на схемку утреннего телешоу “Fox and Friends”. Это был неожиданный и очень интересный опыт, а еще, конечно, реклама нашему меду.

Хотя лучшая реклама – это все же рекомендации от тех, кто уже его попробовал.
Мы рады, когда нас хвалят. Потому что пусть наше хобби и переросло в нечто большее, но пока о материальной выгоде мы можем сказать двумя поговорками: “Пчеловодство – это занятие для тех, кто любит вкалывать, и не любит деньги”, и “Есть вы хотите, чтобы у ваших детей не было денег на наркотики – обучите их пчеловодству”.

Уход за пчелами, подготовка и сам медосбор – это тяжелый физический труд, но пока нам ни разу не удалось выйти даже “на ноль”…
Хотя сам факт того, что можно заниматься любимым делом, создавать качественный продукт, помогать фермерам, поддерживать пчелиную популяцию и при этом еще и выслушивать комплименты и отбивать часть своих расходов на все это – уже несомненно радует.
Вот такая “медовая жизнь” у нашей семьи.

Фотографии из личного архива семьи Пилипенко.

Фото matthew_t_rader

Одна чашка кофе - стимул творить больше

Если вам понравилась статья Марины Соколовской, вы можете угостить ее чашкой кофе.

еще от автора

Злоба дня

Коментарии facebook