Почему после питерского филфака я начала петь в опере в США

GYNJ6365
Оперная певица Наташа Новицкая о секретах своей работы и выступлениях

О том, что я буду оперной певицей, я поняла в тринадцать лет, когда училась в музыкальной школе по классу фортепьяно. И, конечно, пела. Выступала, будучи ребенком, и в Капелле, и в Филармонии (Санкт-Петербург), брала призы на детских конкурсах.

Моя мама обожала оперу и классическую музыку, и я практически выросла в Большом и Малом залах Филармонии и в Мариинке. Но при этом моя мама была категорически против того, чтобы я свою жизнь посвящала искусству. Она считала, что надо приобрести “настоящую” специальность. Сама была кандидатом химических наук и работала в проектном институте, занимаясь подводными лодками.

В общем, именно по этой причине моя первая попытка обрести вокального педагога не увенчалась успехом. Было мне тогда 15 лет. Вскоре я окончила школу, поступила в Петербургский университет на факультет “Русский язык и литература”.  Ушла с головой в поэтов-символистов и литературу Серебряного века. В общем, несколько лет, можно сказать, выпали из моей жизни, потому что я совсем не пела.

Певец – это не просто профессия, это диагноз. Мы не можем жить без того, чтобы не петь, потому что  тогда начинаешь терять самого себя. И это не просто игра слов: оперные певцы должны заниматься каждый день, это очень тяжелый физический труд. Мы действительно как спортсмены должны тренироваться каждый день, соблюдать режим, ведь наше тело – это инструмент.

Драматическое меццо Наташа Новицкая

Опера – это искусство. Вокальная техника передается через старых мастеров в течение долгого времени, и учиться приходится, пожалуй, всю жизнь. Оперный певец должен постоянно работать над голосом, постоянно находиться в развитии.

В итоге в вокал я вошла с третьей попытки – после неудачного первого брака и с маленьким ребенком на руках. Совершенно неожиданно в моей жизни появился педагог, который дал мне такую возможность, и я ей за это очень благодарна.

Профессиональное обучение вокалу для меня началось в Штатах, куда я приехала к моему второму мужу 18 лет назад. Кстати, именно он стал моей поддержкой и опорой, что для классического певца абсолютно необходимо,  иначе сделать какую-либо карьеру безумно тяжело.

Именно в США в моей жизни появилась знаменитая Эллен Фаул (Ellen Faull). Она была выдающимся педагогом по вокалу.

К сожалению, не все мои опыты с преподавателями были столь же удачны. А ведь певцу очень важно найти педагога, который хорошо понимает вокальную технику, но, к сожалению, ей владеют далеко не все из тех, кто берутся преподавать.

В США я получила еще одно образование. В этот раз по вокалу и преподаванию (vocal performance and pedagogy) и продолжила заниматься и выступать. В ходе моих вокальных опытов я поняла, что я не спинто сопрано, и мне пришлось полностью сменить репертуар с вердиеских сопрано партий на партии меццо.

Наташа в роли Амнерис. Аида Верди в Греческом театре в Таормина, Сицилия.

Я приверженец старой вокальной школы Bel Canto, очень люблю слушать певцов, которые обладали этой школой и действительно умели петь.

К счастью, есть замечательные старые записи на YouTube, где мы можем услышать Richard Tucker, Franco Corelli, Del Monaco, Birgit Nillson, Maria Callas, Renata Tebaldi, Fiorenza Cossotto, Giulietta Simionato – певцов, у которых была та великолепная вокальная школа. Среди русскоязычных можно вспомнить Архипову или Елену Образцову, их я особенно люблю.
Голоса этих певцов растили в буквальном смысле как детей, взращивали.

Донгвон Шин и Наташа Новицкая исполняют дуэт из Аиды – Амнерис – Радамес. 2017. Карнеги Холл.

Сейчас картина совсем другая – певцов очень много. Мы перестали быть особенными, поэтому произошла своего рода катастрофа – нас перестали слушать. Вместо этого нас начали рассматривать, а ведь оперное искусство – это не фильмы Голливуда. И это не было бы такой катастрофой,  если бы зрители продолжали слушать и слышать.

Между тем голоса, которые поют Джильду, как правило, не подходят для Тоски, или тенор, который должен петь Неморино, не может петь Калафа, и так далее. Уши публики привыкают к неправильному звучанию и к неправильному кастингу. Сегодня система раскручивает молодых певцов (до 30-34 лет). И это верно, когда речь о колоратурных сопрано или более легких лирических голосах. Но спинто и драматические голоса расцветают намного позже, и фактически многие из таких певцов уже не могут сделать карьеру,
или им очень тяжело ее сделать, и все это исключительно из-за возраста.

Мы живем во времена, когда оперный певец перестал быть важной
фигурой в театре. Сегодня все определяют оперные режиссеры
(Regietheater), где певицы могут петь в костюмах или постановках,
которые вообще никак не соотносятся ни с музыкой, ни с оперным
либретто. В Европе постановки осуществляются за счет государства,
а у нас за счет fundraisers, и многие из людей спонсирующих
оперу в Америке достаточно консервативны.

Мои роли сегодня – это полный спектр репертуара для драм меццо,
итальянские, французские, русские роли, и несколько Вагнеровских ролей. 

18 апреля я участвую в концерте с New Jersey Verismo Opera и пою Сантуццу, арию и дуэт из Cavalleria Rusticana.

А 1 мая я буду петь Beethoven 9th Symphony в David Geffen Hall. Летом повторю ее же на фестивале в Чехии, но уже с другим составом и дирижером.

Два года назад во время прослушивания в Maggio Musicale во
Флоренции, я познакомилась с Аллой Перчиковой.
Очень быстро мы стали близкими подругами, и пели вместе уже несколько раз в Нью-Йорке и в Италии. Наши голоса идеально подходят друг для друга для дуэтов особенно в репертуаре опер Верди и Веризмо.

Алла Перчикова, драматическое сопрано 

Да и детали биографии совпадают: Алла тоже училась в музыкальной
школе по классу фортепиано и тоже поняла, что хочет быть оперной
певицей, когда ей исполнилось тринадцать.

Правда, ее семья поддержала ее в этом – Алла закончила Петербургскую
консерваторию по классу Ирины Богачевой, выступала в Мариинском театре, в театре Геликон, много пела в немецких театрах.

Алла Перчикова поет арию Абигаиль на концерт “In memory of Francisco”, декабрь 2019 года

Наш новый проект, который можно будет на днях увидеть в Нью-Йорке, создан концертной организацией GrandiVociConcerts, тесно сотрудничающей с известным американским менеджментом Matthew Laifer Artists Management. Начался этот проект с гала-концерта в честь всемирно известного тенора Giuseppe Giacomini в Carnegie Hall  в 2017 году.

Часть этого проекта, которая была специально создана для драматических голосов и называемся Opera Gems: the art of dramatic voices, можно будет увидеть в Merkin Hall 22 февраля.

 Алла Перчикова и Наташа Новицкая после выступления в Opera America “Viva Verdi Gala”, март 2019

Певцы, участвующие в этом проекте, пели в Covent Garden, Dresden, San–Francisco, HoustonGrand Opera, Metropolitan Opera, Carnegie Hall и во многих других известных театрах и концертных залах.
Там будем петь и мы с Аллой.

Билеты на мероприятие, которое пройдет 22 февраля, можно купить по ссылке.

Одна чашка кофе - стимул творить больше

Если вам понравилась статья Марины Соколовской, вы можете угостить ее чашкой кофе.

ТОП МАТЕРИАЛЫ

Share on facebook
Share on telegram
Share on twitter
Share on email

Новости США

Майк Хьюз, известный как Безумный Макс, планировал подняться на полтора километра и доказать, что Земля плоская
Исследователи университета Уорика и Бирмингема выявили у жертв домашнего насилия риск сердечно-сосудистых и других заболеваний
Налоговое управление США (IRS) обвинило корпорацию Facebook в утаивании девяти миллиардов долларов налогов. Ведомство потребовало через суд взыскать эту сумму с компании
Пилот выжил во время ужасной аварии в гонке «Дайтона 500», но все еще в тяжелом состоянии
Майкл Льюис старше леди Китти Элеанор Спенсер на 32 года и на 5 лет – ее отца
Она лечила сына словом Божьим, а он не выдержал отсутствия поддержки и покончил с собой
Об этом на сайте sciencealert.com сообщила австралийская журналистка Карли Касселла
Вам не исполнилось 25 лет? Снять дом для вечеринки будет трудно
Пес мог погибнуть из-за поломки системы отопления в багажном отделении
Таким образом будет воплощена в жизнь еще одна часть программы “Ноль отходов на свалку”, которую планируется завершить к 2030 году