Как устроиться на работу в метро Нью-Йорка

Share on facebook
Share on vk
Share on telegram
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on whatsapp

Ирина Богуславская работает в метро (MTA) уже двенадцать лет – с ноября 2007 года. Говорит, что тесты при приеме на ее должность, были примитивными, а вот сама работа в целом интересна и хорошо оплачивается. Один минус: после прохождения экзамена, Ирина целых четыре года ждала, пока для нее освободится место.

Никогда не тосковала по родине

Я приехала в США по статусу беженца из Ташкента в 1997 году. В Америке к тому времени уже жили родители и младший брат с семьей, они уехали годом раньше.
Уехали мы все, потому что в Ташкенте в те времена было не очень спокойно, хорошо помню, как в 1997 году сына-пятиклассника провожала и встречала после школы, которая была буквально в ста метрах от нашего дома… Это, видимо, было не секретом и для американцев, потому что статус мы получили меньше, чем за год.

В итоге переехали я, мой сын, моя бабушка (мамина мама), мой второй муж (теперь уже бывший), его мать и наша собака – алабай Гера, которую я бы никогда не оставила.
Последнее моё воспоминание о Ташкенте как раз связано с собакой: я в накопителя аэропорта смотрю в окно, а там багажная тележка на наш рейс и в ней клетка с Герой на самом верху…

Мы поселились сразу в Нью-Йорке. Удивительно, но факт – я и сегодня живу все в том же районе, в котором жила тогда, когда прилетела. Всего на пару сотен метров дальше от своей первой квартиры я купила себе жилье. А родители и брат в итоге купили его в соседнем штате, в паре часов езды от нас.

Я сразу влюбилась в США. С первых секунд. Сразу и навсегда. И никакой ностальгии никогда не было. Никаких этих ахов-охов. И в помине нет!
Наоборот: я сразу начала всем интересоваться всем, начать жить. Было ощущение, что я ребенок, которому подарили грузовик, забитый игрушками.

Я обалдевала от вежливости чиновников в офисах, от улыбчивости людей в целом, от их желания помочь, подсказать, сделать все наилучшим образом.

Как учить английский на ходу, пожать руку королю Кении и Хилари Клинтон

Помню, как впервые зашла в Макдональдс: ничего не знаю, как заказывать, что говорить… Ко мне обращаются, а я раз и за дверь! И так раза три, все не могла решиться. На четвертый ребята позвали менеджера (хорошо, не полицию). И он мне на пальцах объяснил, как заказать еду.
Спасибо тебе, парень! Благодарна буду до самой смерти за то, что дал себя почувствовать человеком тогда.

От "Я стоял в очереди за Iphone для звезд" до зп $200,000 в QA

Вся правда о профессии тестировщика в США: сколько на самом деле можно зарабатывать и является ли она востребованной
ТОП

От "Я стоял в очереди за Iphone для звезд" до зп $200,000 в QA

Вся правда о профессии тестировщика в США: сколько на самом деле можно зарабатывать и является ли она востребованной

Английский у меня тогда был, как у нас всех – из средней школы… И мне пришлось учить его на ходу: по рекламным листкам, по вывескам, по телевизионным новостям. Но не боялась, да и до сих пор не боюсь быть непонятой, переспросить, попросить, повторить.

Мои родители, которые переехали, когда им было уже почти по шестьдесят, тоже начали учить язык. А ведь пенсионеры… Выучили, нашли работу, заработали себе пенсии. Молодцы невероятные.
Сыну было проще всех, конечно, пара месяцев в школе, и он в порядке.

Тем, кто приехал в США без нужной профессии и английского, рекомендую пойти на курсы секьюрити, например, как я – для работы в аэропорту. И работа первая у американцев появится, и язык помогут подтянуть.
В моем случае эти курсы стали буквально путевкой в жизнь.
До них я английский воспринимала, как шум, как ровное гудение. Поход в офис, в магазин… был просто встречей с гестапо. И не потому, что люди вокруг были плохие, потому что я сама себя так чувствовала – ведь не понимала и ответить не могла.

А курсы охранников – это подготовка, где тебя раз за разом проводят через стандартные ситуации, готовят к интервью на работе.
И я его прошла! Со своим корявым английским я получила первую работу у американцев! До этого и в “русском” магазине работала, и в комплексе для пожилых людей… Язык не шел – кругом же наши!

Спасибо напарнику, который показал объявление – набор секьюрити в аэропорту Кеннеди. Мы тогда всей сменой решили попробовать. Пошли целой компанией, причем, они все при полном параде, а я в драных джинсах и раздолбанных кроссовках. В итоге взяли меня одну.

Photo by Miguel Ángel Sanz on Unsplash

В аэропорту на тридцать человек смены русскоязычной была я одна. Хочешь – не хочешь, а заговоришь. А еще там самолеты можно было потрогать руками. Я до сих пор храню ленточку с “Конкорда”, мне ее механики подарили, и красивую черно-голубую форму с эмблемой сверхзвукового самолета на рукаве.

Во время этой работы я и смогла пожать руку королю Кении и Хилари Клинтон.
Потом ушла в банк. И там тоже трудилась так хорошо, что даже получила награду – секьюрити года.

Спасибо мужу за работу

К 2003 году я успела развестись и опять выйти замуж. И мой третий муж, который к тому времени в MTA работал уже лет десять, подбил меня сдать тесты.
Подать заявку на них и тогда, и сейчас очень легко и можно сделать онлайн.

Работа в МТА относится к разряду так называемых городских, или государственных, то есть это и хорошая зарплата, и бонусы, и отпуск приличный.

Правда, тут надо понимать одну важную вещи: моя профессия называется train conductor или помощник машиниста, контролер поезда. В общем, я тот самый человек, который выглядывает в окошко на каждой станции. Я закрываю двери, слежу, чтобы поезд мог тронуться и многое другое.
Для моей работы не нужно получать образование. Но надо пройти специальные курсы и тренинги после того, как сдал тест.

Для тех, кто хочет получить такую же должность, есть хорошая новость: тесты ОЧЕНЬ примитивны. Это, скорей, проверка на наличие здравого смысла, понимания английского, на умение логически мыслить и простейшую математику.
Например, могут спросить: если поезд пришел на станцию в 12:45, а расстояние до следующей он проходит за три минуты, то во сколько он прибудет на следующую?

Также нас проверяли знание некоторых городских достопримечательностей. Все-таки мы живем в Нью-Йорке, где десятки миллионов туристов каждый год, и многие из них подходят именно к нам и спрашивают совета.
А еще – ориентируемся ли мы хотя бы немного в карте метро (той самой, что висит на каждой станции). И, вы не поверите, тестировали на знание, так называемого, военного времени или 24-часовой системы. Надо было перевести время туда и обратно.

А вот если вы хотите устроиться в метро на какую-то другую должность, например, электрика, то, конечно, вам необходимо не только пройти тесты, а потом курсы подготовки от метро, но и иметь соответствующее образование.
И теста в таких случаях два – и похожий на тот, что проходим мы, и по специфике работы. Первым сдается на специфику работы.

Кстати, к сдаче теста я специально не готовилась, хотя есть пособия, которые тоже можно купить онлайн.
В итоге получила 98.6% из ста возможных. Мой номер на листе ожидания был 1982. Мне выдали документ о сдаче экзамена и я пошла дальше жить.
В какой-то момент даже и забыла, что числюсь у MTA в резерве. А потому немного удивилась, когда через четыре года, в октябре 2007, получила вызов на интервью и медицинскую комиссию.

После прохождения медицинской комиссии, нас на три месяца засунули на тренинг. Потом мы прошли целую кучу тестов в классах, потом заключительные тесты на дороге, потом была практика – и вперед!

Я сама себе выбрала линию для работы. Выбирала так, чтобы рабочий день был больше девяти часов, потому что за каждую минуту, проработанную сверх обязательных восьми часов, мне платят в полтора раза больше оклада.
Я работаю пять дней в неделю, у меня два выходных – вторник и среда и это тоже мой выбор.

Наблюдать за работой метрополитена изнутри – очень интересно. Это же целый город под землей. У нас даже своя типография есть. Именно поэтому, когда нам надо напечатать что-то очень быстро – например, закрылась станция неожиданно, или сменился маршрут, мы делаем это сами и очень оперативно.

Физически моя работа не такая уж и тяжелая, но на ней, конечно, находишься в постоянном напряжении: предельная собранность, концентрация внимания – без этого никак. Ответственность на нас большая, и это очень выматывает, особенно поначалу, когда мало опыта.

Если кому-то в вагоне нужна мединская помощь, то я тут же по радио связываюсь с центральной диспетчерской. На первой же станции мы задержим поезд до прихода медиков и полиции. Таковы правила.
Я знаю, что многие возмущаются, что поезда ходят с опозданием, но, как правило, задержки состава происходят не по нашей вине.

Если происходит что-то очень серьезное, то я, мой партнер и машинист поезда организуем эвакуацию пассажиров. Для таких случаев мы также проходили специальный тренинг.
Кстати, раз уж представилась возможность, не могу не попросить: если вы пользуетесь метро каждый день, носите с собой маленький фонарик, если его нет в вашем телефоне.
Да, у нас, у экипажа, они есть, но было бы неплохо, если бы были и у вас тоже.

Во время чрезвычайной ситуации в метро главное не паниковать, не бояться испачкаться (увы, в тоннелях много пыли) и слушать наши команды. Если ситуация действительно опасная, то все инструкции мы, при помощи пассажиров, дублируем на нескольких языках.

Перед тем, как допустить нас к работе, нас научили, как ликвидировать какие-то технические проблемы, например, связанных с открытием дверей вагонов, освещением, вентиляцией… Но в целом, конечно, мы знаем по минимуму, и, если происходит что-то серьезное, то просто убираем состав из сервиса, увы, высаживая пассажиров на ближайшей станции.

Оказать медицинскую помощь мы не можем, таких тренингов у нас не было. Наша задача вызвать полицию, которая, если что-то случается, прибывает в течение нескольких минут. А полицейские, как известно, умеют оказывать первую помощь.

Вообще не стесняйтесь пользоваться системой связи с экипажем состава. Она есть в каждом новом вагоне. Нажимаете кнопку, и я сразу отзываюсь. Проблему мы начинаем решать еще тогда, когда поезд в пути.
Если же вагон старый и в нем кнопки нет, то на станции добегите до меня, или привлеките моё внимание, помахав рукой или любым предметом. Наша инструкция предписывает нам выйти из вагона и разобраться.
Без внимания не оставим.

Если вы упали на рельсы или стали свидетелем чьего-то падения, помните – ваша первая задача НЕ ПРИКОСНУТЬСЯ К МЕТАЛЛИЧЕСКИМ ЧАСТЯМ!

Те рельсы, по которым передвигается поезд, безопасны. Но есть и третий рельс, который всегда под напряжением – в нем 6,000 вольт.
Убьет сразу!
Отличить его от других легко – он сверху обычно закрыт пластиковым навесом.

Рельс, накрытый пластиком, смертельно опасен

Дальше действовать надо по ситуации:
– если на платформе есть пассажиры и среди них сильные мужчины, то вас могут и должны вытянуть обратно;
– если вы знаете с какой стороны приближается состав, то бегите в противоположную, там есть лестница выбраться наверх, а те, кто стоят на платформе должны махать машинисту приближающегося поезда руками, фонариками, шарфами, сумками… Махать надо как можно энергичнее, чтобы машинист вас заметил и включил экстренное торможение;
если же поезд совсем близко, то сбрасывайте с себя сумки, рюкзаки, куртки, кофты с капюшонами и ЛОЖИТЕСЬ МЕЖДУ РЕЛЬСАМИ, ВЖИМАЙТЕСЬ СО ВСЕЙ СИЛЫ В ПОЛОТНО. И не двигайтесь до полной остановки поезда. Поверьте, помощь придет сразу, главное, не двигайтесь. Лежите, прижав руки к телу. Днище вагона вас не заденет, там достаточно высоко. Главное, чтобы на вашей спине не было ничего, что состав мог бы зацепить, иначе вас протащит по рельсам – выжить в таких случаях невозможно.

Мне повезло, у меня не было случаев, когда кто-то падал на платформу, но они случались у коллег…

Ели вы случайно оставили ребенка на перроне и уехали, или наоборот – бегите к первому же работнику МТА, которого встретите: уборщику на платформе, агенту в киоске наверху, полицейскому… Сообщайте о ребенке нам, дежурным состава.
Поверьте, все тут же скооперируются, и буквально через минуту об этом ребенке будут знать все.
Главное, успокойтесь и назовите внятно имя ребенка, пол, как он был одет, возраст.

Научите своих детей, что в случае экстренных ситуаций в метро, надо сразу бежать к любому работнику, потому что все мы прошли тренинги и знаем как действовать в той или иной ситуации.

Если ребеночек уехал сам, то обычно уже на следующей станции, максимум через две, его будет ждать полицейский или линейный супервайзер. Во время перегона ребенок будет находиться под моим наблюдением.

Помню, как вот так потерялся трехлетний мальчик в Квинсе. Мы его нашли, передали полиции. И они там его развлекали так, что когда примчались родители, он отказался уходить домой.

В общем, берегите себя и помните, мы, в метро, готовы помочь всегда. Главное, мы знаем как.

Фото Femke Ongena/ Unsplash
Юлия Городецкая

Одна чашка кофе - стимул творить больше

Если вам понравилась статья Марины Соколовской, вы можете угостить ее чашкой кофе.

еще от автора

Злоба дня

Коментарии facebook