Моя мама пропала без вести в США зимой 1999 года

Пропала без вести в США: на фотографии моя мама. Ее зовут Татьяна Лупач (Бязрова). Она родилась двенадцатого июля 1971 года, и она самый потрясающий и замечательный человек, которого вы когда-либо могли встретить. И, к сожалению, очень доверчивый. Боюсь, что ее доверчивость и большое сердце и стали причиной того, что она исчезла. Стоило ей познакомиться с кем-то, как она сразу начинала считать этого человека своим другом… Я думаю, именно эти “пятиминутные друзья” и стали причиной ее пропажи.

Моя мама пропала без вести в США
Татьяна Лупач

Сегодня я просто хочу знать, что она в порядке. В безопасности. Я хочу, чтобы она знала, что мы все по-прежнему ее очень любим. Мы все. Очень. Кто знает, а вдруг она потеряла память, живет где-то и просто не помнит нас?

Мама, где ты?

Все началось с Феликсы. Или с Фелисии – ее можно звать и так, и так. Она двоюродная сестра моего деда по папе и давным-давно живет в Нью-Йорке. Сегодня она уже совсем старенькая, ей за девяносто. Именно она приютила мою маму, когда та прилетела в США. Дело в том, что мои родители давно хотели попробовать переехать в Америку. И первым собирался это сделать папа. Но Феликса тогда настояла, чтобы сначала приехала моя мама, потому что ей с женщиной было бы жить проще, а на первых порах останавливаться собирались именно у нее.

В июле 1998 года мама получила гостевую визу и тут же улетела в Нью-Йорк. Нам было сказано, что она найдет там работу, освоится и заберет нас. Мама остановилась у Фелисии и начала присматривать за какой-то бабушкой-инвалидом – то ли она была дальней родственницей нашей дальней родственницы, то ли просто знакомая, не знаю. Но это была ее первая работа в США.

Она часто звонила нам. Мы ей. Это, конечно, были очень короткие разговоры, ведь это было дорого, поэтому мы чаще писали друг другу письма, еще мама постоянно отправляла нам посылки с подарками.

Мама всегда была смелой и очень самостоятельной, даже в незнакомой стране. И в США она сразу обзавелась друзьями, всем рвалась помогать. А еще замечала, когда для нее делали добро.

Читайте также Без надежды надеюсь: моя дочь Анастасия исчезла в Нью-Джерси без следа

В одном из своих первых писем она написала, что Феликса очень хорошая, но маме очень неудобно, что она живет у нее, что Феликса тратится на нее – и еду покупает, и еще что-то. А стоит маме, что-то купить, так она ворчит, мол, не раскидывайся деньгами, а копи! Еще мама в письмах обязательно сообщала нам, что очень нас любит и скучает, писала инструкции для папы – какие документы надо собрать для иммиграции, что взять с собой и тд.

Писала, что если бы знала английский, то и жила бы проще, и работу бы нашла лучше. А так она все больше подрабатывала на уборке домов, хотя мечтала зарабатывать много, чтобы и нам отправлять, и самой устроиться, и нас перевести. Писала, что был бы английский, было бы проще найти работу. А так находила подработку по уборке домов. Она хотела зарабатывать как можно больше, чтобы у нас все было, чтобы мы скорее увиделись…

Знаете, в ее письмах очень много уверенности и надежды…

А потом вдруг начались конфликты с Феликсой. Маме не нравилось, что та ей говорила – не надо тебе краситься, а вдруг тебя украдут?
Вот как будто накаркала…

Как только мама немного встала на ноги, она сразу сняла комнату в Бруклине, в небольшом частном доме, он так и стоит и в нем так и сдают жилье, и пошла на курсы английского. Потом сказала нам, что нашла работу няней в какой-то еврейской семье – смотреть за детьми. Вот как раз вроде как с ними летала в Майами перед Рождеством.

Но моя бабушка, мама моей мамы, не верит в то, что в Майами она смотрела за теми детьми. Она думает, что мама туда летала с теми, кто в итоге ее и похитил. Сначала они показали ей как там здорово, она поверила, вернулась домой, обдумала все, взяла вещи…
В общем, в Татьянин день 1999 года соседи видели ее в последний раз. Она забросила две сумки со своими вещами в какой-то белый фургон, прыгнула туда сама и больше ее никто не видел.

Моя мама пропала без вести в США
Татьяна снимала комнату в этом доме, расположенном в южной части Бруклина.

Но анализировать мы начали уже потом… Сначала бабушка моя сказала про то, что она в Майами как будто на разведку слетала. Потом папа решил, что с теми, с кем она уехала, она, наверное, познакомилась на курсах языка, потому что с тех пор, как она на них пошла, она стала другой. Что-то вроде секты. Вот и в письмах она начала говорите о Боге, чего раньше не было. В одном из последних писем было много о том, что Бог нас любит, он с нами, и даже такая фраза:

“…пусть наши родители будут благословенны и да будете благословенны вы – родные мои!” Мне это показалось странным, ведь раньше она такое нам никогда не писала

У мамы была лучшая подруга, они вместе с самого детства, ближе друг другу, чем некоторые родные сестры. И я с ней тоже переписывалась, пыталась узнать, может, мама делилась с ней чем-то тоже. Но и она ничего не знает. Сказала лишь, что мама работала в каком-то баре на Brighton beach. А еще, что какой-то японец предложил ей работу референта в Майами.

Пропала без вести в США

В тот день, 25 января, она позвонила своей маме, моей бабушке, ранним утром, чтобы поздравить ее с днем рождения. А уже потом села в ту машину, чтобы исчезнуть.

В полицию мы заявили, нам помогла в этом племянница Феликсы, она тоже живет в Квинсе, но тоже больше никогда маму не видела. Ей тогда сказали в полиции – ведь она сама села в ту машину, не маленькая… Отделение Интерпола в нашей стране тогда толком не работало. Папа пытался через него искать – не вышло. А в американском посольстве в Риге его вообще послали куда подальше…

А еще нам потом показалось странным, что незадолго до этого она свои длинные волосы обстригла. Сделала каре. Кстати, над документами для иммиграции она активно работала. 22 февраля 1999 года мама должна была явиться на интервью с иммиграционным офицером, куда не пришла. Означает ли это, что она стала нелегалкой? Я не знаю.

После того как она пропала, первое время кто-то звонил на наш домашний номер телефона и молчал. Мы говорили:
– Не молчи, мама! Таня, не молчи! – но там была тишина. Потом и эти звонки прекратились.

В 2006 году нам написал некий Вальтер, русскоязычный из США, который представился именно так, без фамилии. Папе написал. Мол, я был знаком с твоей супругой, хочу знать как сложилась ее судьба. Как будто бы он ничего не знает, просто однажды приехал к ней в гости, а хозяйка жилья ему сказала, что Татьяна давно тут не появлялась, “вот ее вещи и документы, забирай!”, и отдала ему все. Вальтер обещал это все выслать бабушке моей, потом мне обещал. Но никогда так ничего и не прислал.

Я когда подросла, сама ему звонила, мы долго разговаривали. Не могу объяснить почему, но он показался мне, как мы говорили в детстве, мутным. Все вокруг да около ходил, и все говорил, мол, мы можем ее найти, но только если я сама приеду. Вот если я приеду, то тогда он знает где ее искать, и вот только мы вдвоем ее сможем найти, но я должна быть уверена, что мне это надо… Все в таком же духе и все запутано и непонятно…

Прошло пару лет с тех пор, как на нас вышел Вальтер, и маму по суду признали умершей…

Я знаю, что она найдется. Верю. Она должна. Она обязана знать, что мы очень похожи, а еще больше на нее похожа ее маленькая внучка, моя дочь – у нас у всех одинаковые глаза.

Мама должна знать какой у нас замечательный папа, ее муж. Как он любит и ее, и нас с сестрой – мы для него вообще вся жизнь. Он нас вырастил один, хотя его родители помогали, конечно, и ее. Но больше сам. С работы сразу бежал к нам домой. Был и за папу, и за маму, как говорится. И мачехи у нас никогда не было. Наоборот, папа всегда говорил, что мама скоро вернется. Лишь сейчас, когда и я, и моя сестра ушли из дома, он начал жить заново… Но маму, конечно, не забыл.

Знаете, я иногда завидую своей младшей сестре. Ведь когда мама улетала, мне было семь. Я не ходила в садик, а все время проводила с ней, поэтому я очень многое, вплоть до мелочей, и очень хорошо о ней помню. А вот моя сестра, которой на момент маминого отъезда было всего три года, ее совсем не помнит… Мне кажется, ей проще жить. А я все эти годы молю и мечтаю только об одном – чтобы она вернулась к нам.

Когда я была маленькая и у меня была возможность загадать желание, я не просила куклу Барби или еще что-то такое, я всегда загадывала – пусть мама вернется домой. Помню, как писала ей письма “на будущее”, чтобы она прочла их, когда вернулась… И вот уже сама выросла и сама уехала из Латвии, а мамы так и нет…

Мама, где ты? Я завела для тебя страницу в Facebook.

Может, так ты сама найдешься или кто-то тебя узнает? Я лишь хочу знать что с тобой случилось, хочу быть уверена, что тебе не нужна моя помощь. И потому каждый день просыпаюсь и спрашиваю тебя: мама, где ты?

Фото из личного архива семьи Татьяны Лупач.

Подписывайтесь на #VinogradUS в Telegram и Facebook и читайте самые важные и свежие новости первыми!
Живу. Пишу. Мечтаю. Хочу сделать Vinograd.us популярным. И сделаю. Каждый ваш доллар, подаренный мне, пойдет на развитие сайта.
Читайте Также
Благотворительный фонд Time’s Up потратил на помощь пострадавшим только 20% пожертвований
Walmart составил рейтинг самых популярных игрушек 2020 года
Нью-Йорк: COVID-19 не сказался на качестве уборки в отелях, в них по-прежнему могут не поменять белье
Covid-19: ученые до сих пор ищут ответ на вопрос - почему его симптомы настолько разные?
Туризм США: с 24 декабря американские посольства могут потребовать залог до $15,000 за получение виз B1/B2
Австралия: страну закрыли из-за сотрудника пиццерии, совравшего о COVID-19

Поддержи Vinograd.us

чтобы мы и дальше могли писать о США только правду.

et, elit. tristique consectetur consequat. sem, nunc pulvinar leo. facilisis

Поддержи Vinograd.us

Мы в соцсетях

Vinograd.us в Facebook

Группа в Советы и Новости в США

Редакция
[email protected]
Хотите быть в курсе последних событий в США?
Подпишитесь на email рассылку от VINOGRAD.US

Поддержи Vinograd.us

Эти деньги пойдут на затраты, связанные с наполнением и развитием Vinograd.us – зарплату журналистам, командировки, оплату хостинга и многое-многое другое. С сегодняшнего дня каждый наш текст будет написан благодаря вашему непосредственному участию. Любая сумма важна для нас, любая станет ощутимой помощью, любая поможет Vinograd созреть и стать сайтом, с которым вы будете начинать день.