В США я встретил мужа, стал преподавателем “Гарварда для бедных” и поклонником Брайтон-Бич

nicholas-kampouris-ZIW_wcbjKLw-unsplash-001
У нас новый автор: Сергей Штурман-Трахтенберг знает о Брайтон бич все

Я – коренной алмаатинец. Очень люблю свой родной город и потому никогда не планировал иммигрировать. Но летом 2010 года я познакомился с мужчиной моей мечты – влюбился до беспамятства в Льва Маратовича Трахтенберга и начал задумываться о переезде.

Самое близкое окружение всегда знало о том, что я – гей. Однако я не особенно афишировал свою ориентацию. Но осенью 2010 года в процессе создания материалов на тему плачевного положения ЛГБТ+ в Казахстане, я столкнулся в том числе и с физическим насилием…
К сожалению, на моей родине крайне небезопасно жить открытым геям и лесбиянкам. Безусловно, в ультралиберальном Нью-Йорке представителям ЛГБТ+ гораздо спокойнее.

Потому уже в начале 2011 года я переехал в Нью-Йорк. Еще через год мы поженились, и я добавил к своей фамилии – фамилию мужа. И в США получил убежище на основании сексуальной ориентации и журналистской деятельности, а также грин-карту по браку.

До Нью-Йорка я успел пожить и поработать в Рехобос-Бич в штате Делавэр. Там оказался благодаря программе Work&Travel. Все лето проработал официантом. Нью-Йорк не выбирал, просто там жил будущий муж, потому и переехал туда и ни разу не пожалел!

Несколько лет назад мы вдвоем проехали на машине от восточного до западного побережья в рамках проекта @RussiansDoAmerica. Во время этого месячного путешествия ближе познакомились с Америкой. Если бы мне пришлось покинуть Нью-Йорк, то из всех увиденных городов я бы остановил свой выбор на Сан-Диего в Калифорнии или столице нашей неродины – Вашингтоне.

Язык, ассимиляция, работа

Не знаю почему, но моя ассимиляция прошла на удивление легко. Возможно, потому что мне был всего двадцать один год, и я приехал, зная английский язык: в Алматы я учился на факультете международной журналистики в КИМЭПе, университете североамериканского образца, где практически все обучение велось на английском.

Первое время в США работал личным ассистентом одной очень деятельной дамы. Потом занимался маркетингом, оформлением виз и паспортов в туристическом агентстве, пока не начал учиться в Хантер-колледже на pre-medical программе. Эту программу надо пройти, чтобы потом поступать учиться на врача.

До иммиграции я получил степень бакалавра международной журналистики. Много работал по специальности, а также в сфере PR и маркетинга. Но в США в какой-то момент мне захотелось сменить род деятельности и выучиться с нуля именно на доктора.

Photo by Nhia Moua on Unsplash

В Hunter college (CUNY), который у нас тут называют “Гарвардом для бедных”, я поступил для того, чтобы пройти, скажем так, предподготовку для поступления в медицинскую школу. Да так увлекся, что решил еще доучиться и получить вторую степень бакалавра в области общей биологии.

После прохождения серии классов по общей химии на «отлично» моя профессор предложила стать ее ассистентом (Teaching Assistant, Adjunct Lecturer) и вести recitations, это такой вид классов, где нужно обучать студентов навыкам решения задач и применять теоретические знания для аргументированной дискуссии.

Изначально я воспринимал преподавание исключительно в качестве очень удобной подработки, но со временем влюбился в педагогику. Когда вижу человека, который пять минут назад не понимал основы спектрометрии или устройства атома, и после объяснения в доступной форме, у студента загораются глаза и появляется благодарная улыбка, то во мне вспыхивает такое особенное чувство вознаграждения. Это даже круче денег! Я питаюсь этим ощущением.

В моем случае очень просто, потому что профессор прекрасно узнала меня за год, проведенный вместе. Я должен был сделать показательный урок и объяснить какие-то концептуальные темы. В целом же позицию Teaching Assistant в нашем вузе бывает достаточно сложно получить. Очень много желающих и высокие требования к кандидатам.

С моей должности вырасти можно только при условии получения PhD в химии. Однако, остаться преподавать в американской академии очень сложно – высокая конкуренция и низкое количество предложений работы. Я считаю, что профессорство – это карьера мечты. Защитив докторскую, открывается много перспектив в индустрии. Мы наблюдаем настоящий бум в химии и биотехнологиях.

Мы с мужем живем недалеко от русскоязычного Брайтон Бич. Он, можно сказать, стал своеобразным буфером: в Манхэттене можно быть космополитом, а у нас «на районе» своим русским парнем.
Вот о нем я и расскажу вам все, что знаю: о людях Брайтона, о том, как менялась и меняется эта улица, о ее колорите, культуре, истории и перспективах.

Photo by Nicholas Kampouris on Unsplash

Одна чашка кофе - стимул творить больше

Спасибо всем за чашку кофе!

No data was found

ТОП МАТЕРИАЛЫ

Share on facebook
Share on telegram
Share on twitter
Share on email

Новости США

Пилот выжил во время ужасной аварии в гонке «Дайтона 500», но все еще в тяжелом состоянии
Майкл Льюис старше леди Китти Элеанор Спенсер на 32 года и на 5 лет – ее отца
Она лечила сына словом Божьим, а он не выдержал отсутствия поддержки и покончил с собой
Об этом на сайте sciencealert.com сообщила австралийская журналистка Карли Касселла
Вам не исполнилось 25 лет? Снять дом для вечеринки будет трудно
Пес мог погибнуть из-за поломки системы отопления в багажном отделении
Таким образом будет воплощена в жизнь еще одна часть программы “Ноль отходов на свалку”, которую планируется завершить к 2030 году
Он и его подельник заставили под угрозой оружия отдать им часы и пакет с марихуаной
Книгу с таким названием можно теперь купить на сайте
Эльдар Резванов и его подельник Тенгиз Сыдыков прятали оружие и боеприпасы в кухонной утвари и посылали обычной почтой